Книги

Generation Пелевина: десять самых крутых книг «современного классика»

Опубликовано 22 ноября 2016 в 22:37
0 0 0 0 0

Сегодня Виктору Пелевину, писателю, которого называют «современным русским классиком», исполнилось 54 года. Пока «классик» издал четырнадцать романов, на его историях выросло целое поколение россиян — да даже и не одно.  Каждое из произведений становилось бестселлером. Посмотрим, что можно почитать длинными зимними вечерами?

Омон Ра

Самый первый роман, изданный еще в 1991 году. Своего рода пародия на агитационные воспитательные романы советской эпохи, на которых и вырос автор. Сюжет строится на подготовке советских космонавтов к полёту на Луну, одним из которых является главный герой книги — Омон Кривомазов (Ра — позывной по имени древнеегипетского бога, который использовал главный герой), самом полёте и «разоблачении» космонавтики. Книга посвящена «Героям советского космоса» — но не широко чествуемым официальным космонавтам, а никому не известным рядовым засекреченного «советского космоса»

Это произведение  рисует курьезный мир жестокой действительности, где человеческое существо напоминает наглухо замурованную ракету с нарисованной дверью, а полет на Луну оказывается метафорой нашей жизни — и в личном, и в историческом смысле. С неподражаемым изяществом  Пелевин предлагает альтернативную версию событий, которые никем до этого не ставились под сомнение.

Жизнь насекомых

А, что если сравнить человека и насекомых? Это как в старом анекдоте про муравейник: «Целый день наблюдал за муравейником. Ни планерок, ни совещаний, но главное — все работают…»

Пелевин этим и занимается — сравнивает жизнь людей, вечно копошащихся в каких-то проблемах и жучков-паучков. Эдакое кривое зеркало жизни, в котором каждый может оказаться мухой, молью или навозным жуком. Кстати, критики назвали роман «остросоциальным».

Чапаев и Пустота

Про свой третий роман сам Виктор Олегович высказался таким образом:  «Первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте».

На самом деле оно происходит в 1919 году в дивизии Чапаева, в которой главный герой, поэт-декадент Петр Пустота, служит комиссаром, а также в наши дни, и, как это часто бывает у Пелевина, в виртуальном пространстве…Роман построен как череда «вставных историй», вращающихся вокруг центрального сюжета: пути Петра Пустоты к неожиданному просветлению (сатори), добиться которого ему помогает Чапаев.

Generation «П»

Поколение «Пепси» и его главные ценности. Четвертый и, пожалуй, на сегодня самый известный роман Пелевина рассказывает о поколении россиян, которое взрослело и мужало в лихие 90-е. Главный герой романа, представитель поколения «П», начинает с торговли в киоске, потом осваивает интеллектуальную халтуру на ниве рекламы и маркетинга, работает над «русской идеей», а в итоге становится… земным мужем богини Иштар.

Вся прелесть пелевинского романа в том, что его каждый воспринимает по-своему: это и глубокая эзотерика, и блестящее издевательство над рекламой, и политический памфлет, и философская фантастика, и учебное пособие по рекламе и маркетингу. А еще — это секретное руководство по управлению Российской Федерацией.

Числа

Роман про мальчика из «Страны Советов» по имени Степа, которому тот самый сатори внезапно открылся — через магию чисел. Долгие годы Пелевин публиковался в религиоведческих журналах, выдавая на гора статьи про мистицизм и мифы Востока. Собственно, все эти познания и нашли должное отражение в этом его романе. Затем главгерой Степа вырос и стал бизнесменов в ельцинскую эпоху.

И всю свою жизнь Степа жизнь боялся числа 43 и доверял числу 34. Одно вело к горестям и потерям, второе – к удачам и успеху. И даже фильм про трех танкистов и собаку он полюбил именно за то, что танкистов было три, а собака была четвертой. Но судьба часто сводит его с проявлениями «вражеского» числа,  а Степа внезапно понимает, что смысл жизни не в вечном побеге от цифр и знаков.

Священная книга оборотня

 У главгероя, вернее, главгероини,  этого романа особенное и «ласкающее» русское ухо имя — А Хули. И она не то, что вы сейчас подумали. А Хули — древнекитайская лиса-оборотень, ей две тысячи лет.

Она не просто рассказывает историю своей жизни в Москве среди бесхвостых обезьян, но пишет Священную Книгу: «Как считается, в ней будет раскрыта главная тайна оборотней. Каждый оборотень, который ее прочитает, сумеет пять раз понять эту тайну». А Хули — мастер иллюзий, но однажды она встречает того, кто неподвластен ее гипнозу: волка-оборотня с удостоверением ФСБ…

Empire V

Про оборотней поговорили? Теперь вот давайте про вампиров. В восьмом романе Пелевина рассказывается про молодого человека по имени Роман Александрович Шторкин, который стал вампиром. Случайно. Даже «внизапна», как говорится. Рома просто наткнулся на другого вампира по имени Брама, который решил покончить с собой. Но просто так ему нельзя наложить на себя руки, сначала он должен передать кому-нибудь «язык» — вампирскую сущность, которая и делает человека вампиром. Теперь Рома зовется Рамой, он может читать мысли людей и дегустировать их.  как и каждый молодой вампир, он изучает курс двух главных вампирических наук: гламура и дискурса.

Социализация вампира парадоксальна: с одной стороны он был и, в какой-то мере, остаётся человеком. С другой стороны, он становится вампиром, который должен по своей природе контролировать гламур и дискурс, вместо того чтобы поддаваться ему. Для вампира это основной способ контролировать человечество и, одновременно, питаться.

t

Роман повествует о пути мастера боевых искусств графа Т. (отсылка ко Льву Толстому), который бежал из своего дома от царской охранки и с неведомой ему целью пробирается в Оптину Пустынь, которая в контексте данного романа обретает черты не знаменитой обители православия, а то ли некой Шамбалы, то ли непонятного места духовного просветления, существующего в реальном мире.

Эта книга —  трактат по адвайте-веданте. Дуалистическая проблема: кто реален, писатель или его герой, решается недуалистически. И писатель, и герой — нереальны, реально лишь То. Адвайта-веданта сначала намечена в фамилии Ариэля: Брахман, затем выражена в философии Соловьева, в его концепции читателя (или невовлечённого наблюдателя), а окончательна утверждается в надписи: «T. tvam asi» или «Tat tvam asi», «То есть ты».

Любовь к трем цукербринам

Этой книгой он снова бьет по самым чувствительным, болезненным точкам представителя эры потребления. Каждый год, оставаясь в тени, придерживаясь затворнического образа жизни, автор, будто из бункера, оглушает читателей новой неожиданной трактовкой бытия, в которой сплетается древний миф и уловки креативщиков, реальность и виртуальность. Что есть Человек?

Часть целевой аудитории или личность? Что есть мир? Рекламный ролик в планшете или великое живое чудо? Что есть мысль? Пинг-понговый мячик, которым играют маркетологи или проявление свободной воли? Каков он, герой Generation П, в наши дни? Где он? Вы ждете ответы на эти вопросы? Вы их получите.

Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами

Последний роман, был опубликован в сентябре этого года. В центре повествования – три поколения дворянской семьи Можайских, служащие Отчизне в XIX, XX и XXI веках. Но, как ясно, из второй части названия, речь здесь пойдет о вещах вечных — о противостоянии Востока и Запада, то есть чекистов и коварных «вольных каменщиков». У этого вечного противостояния есть не просто финансовая подоплека, но еще и некий оккультный смысл.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook